Главная - Другое - Образец благодарности войну афганцу

Образец благодарности войну афганцу

Образец благодарности войну афганцу

Pobeda.Ru


Досточтимые ветераны и воины Российской Армии! Сердечно приветствую всех ветеранов-афганцев их родных и близких с памятной датой – 25-летием со дня вывода советских войск из Афганистана. В этот день хочется принести Вам слова благодарности за Ваше воинское служение, терпение и мужество, героизм и самопожертвование, которые Вы проявили, исполняя свой интернациональный долг. Русская Православная Церковь во все времена относилась с уважением к воинам, которые ценой собственной жизни и здоровья выполняют свой долг.

Духовная сила воина – в его вере и отречении самого себя во имя высшей цели и собрата по оружию. Ветераны военного конфликта в Афганистане явили многочисленные примеры мужества, стойкости и героизма, верности своему Отечеству и братского отношения к народу Афганистана. Священнослужители Русской Православной Церкви не только ежедневно возносят молитвы пред Богом о «властех и воинстве», но и идут с пастырским словом в подразделения, стремясь донести до каждого военнослужащего истины духовной жизни, воспитывая военнослужащих в духе верности высоким нравственным идеалам.

Возрождение духовных основ воинского служения Отечеству является приоритетной задачей возрождающегося корпуса военного духовенства. Опыт ветеранов боевых действий, прошедших нелегкую школу потерь близких товарищей по оружию, ранения и душевные травмы, горечь непонимания и замалчивания необъявленной войны, особенно необходим нынешним защитникам Отечества для их психологической и духовной подготовки и понимания высокой степени ответственности воина как защитника наших культурных, исторических и духовных ценностей.

Позвольте пожелать Вам доброго здравия, крепости душевных и телесных сил, милости и помощи Божией в Вашем служении на благо нашей Великой Родины. И.о. председателя Синодального отдела по взаимодействию с Вооруженными силами и правоохранительными органами, протоиерей Сергий ПРИВАЛОВ Добавить в социальные сети:

«Я вернусь живым». Что писали домой из Афганистана воины-интернационалисты

15.02.2015 22:36 АиФ — Ростов, 16448 Владимир Курганов / «Мой папа уехал в Афган», – писали дети мелом на плацу херсонского вертолётного полка, проводив отцов в далёкий Афганистан 21 октября 1985 года.

Вместе с сослуживцами туда отправился и штурман транспортного вертолёта «Ми-6» Владимир Курганов. Инженер-теплоэнергетик по образованию, который на гражданке строил первый блок АЭС в Волгодонске, был призван в армию уже в 27 лет, (за плечами – только военная кафедра вуза).

Первый год службы прошёл в Одесском военном округе, в городе Херсоне. Потом пришлось лететь на замену в Кундуз. Сначала несколько дней подготовки к полётам в горах в грузинском Телави, затем – почти 10 месяцев – в Афганистане.

Оттуда он вернулся живой и невредимый. Но в 1991-м Владимир Курганов умер после тяжёлой болезни.

Дочка Настенька, о рождении которой он так мечтал во время службы в ДРА, почти не помнит отца (когда он ушёл из жизни, ей было чуть больше 2 лет). Но помнят об этом человеке сослуживцы и друзья. Семья бережно хранит награды, среди которых орден «За службу Родине в Вооружённых Силах СССР», и письма… Стиль, орфография и пунктуация в письмах сохранены.

Новость по теме 02.11.85 г. Здравствуй, моя любимая! Вот и первое письмо, которое я пишу тебе из-за границы, из Демократической Республики Афганистан, где с 1.11.85г.

начал исполнять свой интернациональный долг. Познакомились с заменщиками – вернее, это мы их меняем.

5 ноября они уезжают и мы переселимся в модуль, на их место. Будем жить по 8 человек в комнате, т. е. по, два экипажа, но без борттехников и бортмехаников, одни офицеры.

В комнате – кондиционер, холодильник, маленькая кухонька. В общем, уютно. Баня, правда, далековато, но ничего.

И сам городок уютный, чистенький, деревья растут, есть даже виноград.

Что где-то рядом воюют, даже пока и не чувствуется.

Вот мой новый адрес: 070419. Полевая почта, в/ч 70419 «Б». 04.11.85 г. Служба моя по-настоящему еще не началась. Сейчас сдаем зачеты, получаем допуска.

Сегодня ездили на стрельбище, стреляли из автоматов, вымазались как черти. Вообще здесь столько пыли, ветра почти нет, вот эта пыль так и стоит в воздухе. 07.11.85 г. Поздравляю еще раз с праздником 7 Ноября тебя и наших родителей.

Утром нам зачитали поздравление министра обороны и начались полеты.

Идет обычная армейская жизнь.

Кто не улетел на задание, решили устроить спортивный праздник: играли в волейбол, баскетбол, футбол, потом пошли в баню – единственное место, где можно убить время.

Да, я тебе не писал о своем первом полете. В принципе, ничего сложного. Только летаешь постоянно в парашюте с пристегнутым автоматом и пистолетом.

Пейзаж за бортом невзрачный – все коричневое, нигде ни деревца, ни кустика. А то увидишь селение высоко в горах и думаешь, как они там живут без воды, без света.

Вчера мы летали на нашу точку, там духи (так здесь называют душманов, да и вообще афганцев) живут прямо рядом с аэродромом.

Пересказать нельзя. Это действительно до того забитый и грязный народ, который можно увидеть только в кино про басмачей.

10.11.85 г. Переехали на новое место жительства – наши заменщики улетели.

Радость у них большая, ведь они переслужили почти два месяца сверх срока: пришли в августе 1984, а ушли в ноябре 1985 года. Так что мы сегодня целый день драили свою комнату. Пыли много – мужики целый месяц жили на чемоданах, ну, естественно, никто не убирал.

13.11.85 г. Решил снова заняться капитальной уборкой, теперь уже на кухне. Убирал с 7.00 до 14.00, один холодильник мыл два часа. Через два дня после уборки я понял, что приличный порядок в комнате, где живут 8 человек, поддержать невозможно.

Но по мере возможности заставляю делать уборку ( я – главный по чистоте в комнате).

Также у нас есть хранитель времени – это Володя Пацюк. Каждое утро он объявляет, сколько осталось дней, недель, месяцев до дембеля, то есть до замены.

Также – снабженец (Бойченко, мой командир), массовик-затейник (Сергей Лапшин), в его компетенцию входит петь песни по вечерам под гитару… А сегодня у нас был прямо-таки королевский ужин. Достали сухого молока (другого здесь нет), развели в воде, с трудом достали одной яйцо, и твой папушка испек настоящие блинчики, да еще с вареньем.

Достали сухого молока (другого здесь нет), развели в воде, с трудом достали одной яйцо, и твой папушка испек настоящие блинчики, да еще с вареньем. Представляешь, вспомнил состав и, оказалось, что в комнате только я обладаю навыками выпечки. Ну, мне и доверили. Первые два блина были комом.

Но остальные 48 штук вышли отличными.

Мне объявили благодарность. И еще жарили картошку.

А на пустые бутылки (заменщики оставили шесть ящиков) в магазине выменяли три ящика минеральной воды. 17.11.85 г. .Телевизор сломался – музыку слушаем только в полете, когда летаем рядом с Союзом. Летишь вдоль границы, проходишь по Аму-Дарье и кажется: вот она – русская земля, рукой подать.

А нельзя туда. 20.11.85 г. Здравствуй, мое солнышко!

У меня сегодня огромная радость: я получил одновременно 11 писем (9 – твоих а два – от мамы Поли)… Спасибо. Целую. 22.11.85 г. Отвечаю на твои вопросы о том, где я служу.

Город Кундуз – это громко сказано, потому, что до города 7 км, и туда нам хода нет, т.к. оттуда можно вернуться без ушей и головы. Мы его видим только с птичьего полета. А живем в летном городке за колючей проволокой недалеко от аэродрома. Ты писала, что по телевизору показывали, как Бабрак Кармаль выступал в Кундузе.
Ты писала, что по телевизору показывали, как Бабрак Кармаль выступал в Кундузе.

Так вот, этого самого Бабрака Кармаля мы видели – он садился на нашем аэродроме, а потом на машинах поехал в Кундуз под охраной наших БТР и вертолетов.

Куда я летаю нам, конечно, распространяться не положено… Я здесь нахожусь в безопасности, за меня беспокоиться не нужно.

Статья по теме С водой у нас пока перебоев нет, но она очень трудно достается.

Качают ее из скважины глубиной 70 метров.

В воде очень много солей, так что воду пить нужно только кипяченую. А еще мы завариваем верблюжью колючку: помогает от расстройства желудка.

28.11.85 г. Да, как там моя атомная станция, не расформировали? А то еще безработным останусь.

Может быть, ты знаешь как там дела?

Скучаю по работе… 29.11.85 г. …А когда летаем выше облаков, знаешь, как красиво!

Облака внизу – как снег, как будто летишь над Северным Ледовитым океаном. И еще одно преимущество полета за облаками – нас совершенно не видно с земли, и мы – в безопасности.

Вчера получил 4 письма от тебя и еще – от твоей мамы. В комнате, как сказал, что получил письмо от тещи, то Пацюк куда-то смылся (он очень хорошо рисует). Вернулся с ужина, а у меня на стене – плакат, который гласит, что меня поздравляют как самого счастливого человека, который первый (и, наверное, единственный) получил письмо от тещи.

01.12.85 г. Да, зайчик, скоро уже Новый год. Афганцы сейчас пашут и сеют. И вообще у них сейчас идет только 1365 год. Новый год у них в марте, и празднуют они его целую неделю… 03.12.85 г.

Я где-то простыл, и меня положили в лазарет. Но все страшное уже позади, долго я здесь не задержусь, ты же знаешь, я терпеть не могу этих больниц.

Температуру сбили, чувствую себя нормально. 04.12.85 г. Сегодня юбилей. Ровно год назад ты провожала меня в Херсон.

Так что срок моей армейской службы пошел на убыль.

14.12.85 г. Наконец-то вчера прояснилась погода, и к нам прилетел «почтовик» — привез почту. Представляешь, зайчик, ее набралось шесть тонн! Летчики говорят: жены тех, кто служит в Кундузе, больше всех любят своих мужей. Солдатики разбирали почту всю ночь. Но, к моему сожалению, мне пришло лишь два письма – от мамы и от тебя.
Но, к моему сожалению, мне пришло лишь два письма – от мамы и от тебя.

Хотя в моей комнате уже привыкли, что я много писем получаю, говорили, что из шести тонн три точно придут мне, а оказалось… …У нас произошло четверо родов.

В результате родился 21 щенок. Не знаем, что с ними делать: на улице холодно.

Для одних мы будку сколотили, других – под модуль спрятали, а остальных на стоянку отнесли.

18.12.85 г. Отвечаю на твой вопрос. Конечно, мы видим афганцев, когда прилетаем на точку. Они подходят к вертолетам, здороваются, разговариваем с ними.

Многие сносно говорят по-русски. В основном это те, кто хочет что-нибудь купить или продать. Народ, конечно, нищий и забитый.

Женщины ходят только в парандже, очень религиозны.

В праздник «рамазан» у них днем ничего нельзя есть, только ночью. Говорят, чтобы в этот праздник искупить грех, нужно убить неверного. В общем, жуткий праздник. 22.12.85 г.

.Это не правда, что из Афганистана приходят потенциальные преступники. Правда – то, что люди здесь меняются, все-таки не Сочи.

И хотя, как говорится, в семье не без урода, но в зверей никто не превращается. Нормальный человеческий облик поддерживается: мы все-таки офицерский состав.

Домой я вернусь точно таким же, как уходил. И по-прежнему, и даже еще больше буду любить мою Лапушку ненаглядную. Ты за меня не волнуйся, родная… Да, сегодня мой профессиональный праздник – День энергетика.

Меня поздравили Ложкин (кавалер ордена «За службу Родине в Вооружённых Силах СССР» Владимир Ложешников, сейчас живёт в Волгодонске – прим. ред.) и Лапшин, требовали бутылку.

Но где ее взять… Владимир Курганов на фоне самодельной ёлки. Фото: Из личного архива 24.12.85 г. Спасибо, милая, за поздравление с Новым годом.

У нас тут с ним и смех, и грех. В Афганистане елки не растут.

Юрка и говорит: что за Новый год без елки, нужно что-то делать. Думал два дня. А сегодня нарубил колючей проволоки, покрасил ее зеленой краской, выстругал ствол из деревяшки и из всего этого сотворил что-то страшное. Мы животы надорвали со смеху.

Да еще повесил гранаты – «лимонки» (разряженные, конечно). 29.12.85 г. Пишу юбилейное письмо – №30.

В среднем выходит на 2 дня – 1 письмо. Я сам себе удивляюсь. Пересчитал твои письма – такое же количество. .Пришел мой командир и говорит: «Товарищ старший лейтенант, с Вас – могарыч».

Оказывается, мне пришло очередное звание – старший лейтенант. Присвоили его 29 сентября, когда мы еще в Херсоне служили, 3 месяца оно меня искало.

До свидания, родная. Еще раз – с Новым годом тебя. Пусть этот год принесет нам нашу заветную мечту – нашу Настеньку. 02.01.86 г. .Вечером собрались вчетвером.

Одели Ложкина афганцем, Белышева – Дедом Морозом. Я – исполнитель песен на гитаре. И пошли к Сашкиным друзьям в соседний модуль, где просидели до 4.30, встретили Новый год, попели песен (а другого здесь ничего и не придумаешь) и пошли спать. Здесь в праздники как-то острее ощущаешь, что ты далеко от дома, от друзей и любимой… А сегодня я сам попросился лететь в командировку – «проветрился».
Здесь в праздники как-то острее ощущаешь, что ты далеко от дома, от друзей и любимой… А сегодня я сам попросился лететь в командировку – «проветрился».

02.01.86г. Завтра будет дата – останется ровно 300 дней до замены (или 44 недели). Так что не расстраивайся, не грусти. Доброй ночи. Спи спокойно, малыш.

Твой муж тебя охраняет. 05.01.86 г.

С утра опять в командировку слетали. Подходил к нам один афганский мальчишка. До того чисто разговаривает по-русски, даже акцента не слышно.

Лет 13-14 на вид можно дать, а работает продавцом в магазине. А сам такой оборванный, в ботинках на босу ногу и в пиджаке. Мы в куртках мерзнем, а ему – хоть бы что.

07.01.86 г. В эту ночь видел, как звезда падала – загадал желание, какое – ты, наверное, догадаешься… Небо здесь очень красивое, я еще нигде не видел такого количества звезд – можно астрономию изучать. 21.01.86 г. Два дня не летали: приказ по всему Афганистану.

Был строевой смотр, авиатехники, сдача зачетов, и т.

д. Для нас этот день был как выходной.

Меня, как гражданского специалиста, на покраску дверей в модуле назначили. Поздравил Ложкина с днем рождения, подарил ему охотничий нож. Сейчас ходили – крепили вертолеты: поднялась буря, может быть надолго… 03.02.86 г.

Валюша, конечно, я приветствую, что ты сдаешь в Фонд мира. Сколько здесь затухает бесцельно жизней ради этого мира.

Даже не представлял, что такое может быть.

Вчера Володя Пацюк получил фотографии из дому. На них – его дочки держат лист бумаги со словами: «Папа, мы тебя ждем». Я чуть слезу не пустил… Золушка моя, я берегу себя.

Ты за меня не беспокойся. Я вернусь живым.

Новость по теме 06.02.86 г.

Сейчас сижу «в клетке» (так у нас называют место наряда) и пишу тебе письмецо. Дорогая и незабвенная Валентина Алексеевна (почти как в фильме «Белое солнце пустыни»)… Как назло часто гаснет свет.

У меня горят две керосиновые лампы и такой запах от них приятный, как будто у бабушки в деревне. … На одной точке нарвали подснежников, я засушил, высылаю тебе. 09.02.86 г. Меня вчера обрадовали: лечу в командировку в Союз, конкретно – в Ташкент.

С утра – беготня: надо и визу открыть, и чеки получить, и деньги заказать (советские) и командировочные, и карты полетные готовить. В общем, я сегодня миллиард нервных клеток истратил. Одно вдохновляет – смогу тебе домой или на работу позвонить… 21.02.86 г. Родная моя, ты знаешь, как легче стало, после того как я тебе позвонил.
Родная моя, ты знаешь, как легче стало, после того как я тебе позвонил. Но с переговорного пункта вышел злой страшно.

Ты знаешь, миленькая моя, наверное, черствеешь душой в этом проклятом Афгане. Бесследно он не пройдет. В общем, сдали чуть-чуть нервы.

Да и не только у меня. Ведь у нас почти все ходили звонить в этот день.

У кого дома радость, у кого-то – горе. Чуть успокоился, теперь начну описывать нашу поездку в Союз.

Вылетели мы 10 февраля… Каган – это малюсенький город около Бухары. Там у нас должна быть разгрузка. И как сели мы в этом Кагане из-за непогоды… Ну, мы и говорим командиру: «Иди, пробивай, чтобы нас выпустили до Ташкента».

Ну, он, конечно, молодец. Через какого- то генерала нас выпустили, мы быстренько собрались и вперед!

И этот «вперед» чуть «назад» не получился. Короче говоря, чтобы долететь до Ташкента, нужно перевалить через горный перевал – 2800 метров над уровнем моря. А он в это время был закрыт сильными осадками.

Рекомендуем прочесть:  Списки 1 и 2 для досрочного

Но лететь-то нужно, раз уж сами напросились!

А когда вошли в облака, такое началось обледенение! (Вообще-то мы и в Афгане ходим в облаках и в обледенении, но такого я не видел).

На вынужденную посадку нельзя, земли не видно – туман, да и горы. Так и тянули до Ташкента. Обледеневший вертолёт. Фото: Из личного архива Когда сели, наш вертолет был похож на глыбу льда.

Весь аэродром сбежался смотреть. Все удивлялись: как это мы долетели.

Так мы свою «шестерочку» чуть ли не целовали за то, что она выдюжила. А потом начали скалывать лед – до вечера провозились, пошли расселяться.

.Ты знаешь, мне кажется, тебе даже трудней, чем мне.

Так хочется взять твою ношу на себя, действительно почувствовать себя мужем. Любимая моя, я скоро приеду, успокою, приласкаю.

Мое наглядное солнышко, все будет хорошо.

Я тебя люблю, люблю и еще 1000 раз! 24.02.86 г. 22 февраля прилетели в 18.00.

А у нас – праздничное построение Я моюсь, одеваюсь, а тут заходит начальник штаба и говорит: «Быстро собирайся, понесешь знамя полка».

Это очень почетно. После официальной части был маленький концерт и праздничный ужин – традиционная жареная картошка под сто граммов… 01.03.86 г. Женушка моя родная, здравствуй! Вот и настал первый день весны, день нашей встречи с тобой.

Сейчас вспомнилось, как я провожал тебя домой.

Мы долго-долго стояли в подъезде и целовались… Как я не решался сказать родителям это «страшную» фразу: «я женюсь» (сейчас даже смешно). Кажется, так давно это было, а ведь прошло всего два года… 05.03.86 г.

Получил твое письмо от 23 февраля.

Спасибо, что вы пили за меня и за мою службу. Спасибо, что не забываешь моих родителей.

Только вот я что-то не понял насчет клуба трезвости. На работе вы отмечаете праздники трезво, а дома пьете шампанское?

Так не пойдет… 17.03.86 г. Погода – ужас, дождь со снегом. У нас ребята на точке опять сидят на одних сухарях. И мы им ничего привезти не можем, вот уже 9 дней.

20.03.86 г. Оформлял себе и Ложкину документы на присвоение «третьего класса».

Так что мы теперь «классные» специалисты – штурмана. 25.03.86 г. Вчера в воздухе встретились с орлами. Вот смелые птицы! Летают высоко и прямо в лоб.

27.03.86 г. У нас идет субтропический дождь. Просто хлещет не переставая. Для Афганистана это очень редкое явление. Но «духи» рады – к урожаю, говорят.

…Увлекся приготовлением компота, такая вкуснятина получается. Ведро выпиваем за день. Вареники приготовить не получилось – мешок с мукой залило дождем (в модуле крыша течет).

Меня фотографировали на Доску почета… 03.04.86 г. Здравствуй, мой котеночек! Летаем с утра до ночи.

Свободного времени только на сон остается. Да, проблема с отпуском никак не решится. Но есть маленькая надежда, что вскоре, вслед за этим письмом, я приеду к тебе, моя милая.

Родная, как я рвусь домой. Как хочется к тебе прижаться, вдохнуть твой запах, обнять, обласкать… 4.04.86 г.

У нас в модуле тишина стоит. Сегодня в Союз улетели четыре экипажа. Улетел и Сашка Белышев, а нас оставили.

(А ведь сегодня можно было тебе позвонить…). Включил магнитофон и пишу тебе письмо.

…Знаешь, Валя, какой запах весенний стоит – голова кружится. Даже и не знаю, чем пахнет, но пахнет весной. Я представляю, как у вас дома хорошо сейчас – деревья цветут, травка зеленеет.

А тут ничего нет, голая пустыня.

Сегодня получил письмо от мамы и представляешь от кого? – от Николая Котенко, на 6 листах. Оказывается, у них там полная перестройка в управлении: одних снимают, других назначают.

В общем, бардака хватает. Мое место занято, но мне оставили должность прораба по сварке и ждут – не дождутся. Как хочется окунуться в эту монтажную жизнь! 12.04.86 г. Получил от тебя кучу писем.

Родной мой, спасибо тебе. Мне все нравится, о чем ты пишешь.

Даже твои ошибки… 14.04.86 г.

Ночью прошел дождь. С утра такая погода хорошая.

Я проснулся в 5 утра (уже привык без будильника), побежал на зарядку.

И увидел – распустились маки.

А с высоты видны целые луга красные. И хлеб уже поднялся – есть колос.

Еще не жарко и реки не пересохли – красиво.

15.05.86 г. Опять я в этом треклятом Кундузе.

Дорога из дома (в первых числах мая Владимиру на несколько дней посчастливилось вырваться домой, в отпуск – прим. ред.) была тяжелой. Из Ростова прилетел в Ташкент, потом – в Термез.

Опоздал на автобус, который идет через границу. Попуток тоже не было, пришлось ехать на «пересылку».

А там все наши экипажи сидят. Только утром попали на таможню. 17.05.86 г. Здравствуй, мое солнышко!

Мы второй день никуда не летаем, нет погоды. Стоит пыльная буря, опять дует проклятый «афганец».

Вчера почти весь день просидели «на спине».

Хорошо, я купил книгу Марка Твена «Принц и нищий» (такое красивое оформление!).

Ну, вот и ударился в детство, читаю ее. P.S. Да, Валенька, ты уж родителям пересказывай мои письма.

Я им сейчас не пишу – что одно и то же писать по два раза. 23.05.86 г. Вот уже два дня, как я нахожусь на службе в Кабуле, столице Афганистана. Хотя эту столицу вижу только с воздуха.

С удовольствием походил бы по земле, но нельзя.

А она так красиво смотрится с высоты.

Я никогда не думал, что Кабул такой большой, даже можно сказать цивилизованный город. Видно, как ходят автобусы, легковые автомобили.

Да и сами афганцы не похожи на тех, в лохмотьях, которых мы видим у себя в Кундузе. Тут новые места, маршруты – как-то интересней летать и время проходит быстрей, чем в Кундузе (или так кажется).

Ложкин тоже попал сюда ведущим штурманом, (я – ведомым), общеголял меня.

Живем пока хорошо, все – молодые ребята, старшему 33 года. Вчера вечером у нас было замечательное событие, к нам приезжал ВИА «Ватра» из Львова. Народу в клуб набилось полным-полно.

Хороший был концерт. Пели, в основном, украинские песни. Так домой захотелось! Сюда мы летели на 25 часов, а оказалось, что на 40. Лично я налетал только три часа, так что не знаю, когда назад вернемся.

Рассчитываю, что 10 июня – назад. Хорошо, что куртки взяли с собой: здесь, оказывается, превышение 1500 метров и это плохо – постоянно ветер и вечерами прохладно.

Статья по теме Да, Валя, ты знаешь, что наши херсонские летчики принимают участие при ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС.

Можно считать, нам в какой-то мере повезло, что мы в это время находимся в Афгане. 26.05.86 г. Летали на одну точку недавно, называется «восьмое чудо света».

Здесь зарождался буддизм, есть много примечательного (мы в бинокль смотрели). Но самое интересное – это две статуи Будды.

Одна – 53 метра высотой, другая – 37 метров.

Жаль, что близко нельзя подойти. Говорят, что здесь похозяйничал в свое время Чингиз-Хан… Вечером настроили телевизор на кабульское телевидение. Картинка хорошая, а звук плохой.

Много советских телепередач, показывали даже Чернобыльскую АЭС, – но на афганском языке. А по пятницам – много эстрадных передач (у них пятница – выходной).

07.06.86 г. Три дня не летаем.

Каждое утро поднимаемся, идем на вылет, взлетаем и никак не можем прорваться через перевел. Это самая высокогорная площадка, там люди ждут, и вот мы никак не можем.

В облаках начинается обледенение, возвращаемся и сидим, ждем, может быть, какая-нибудь «дырка» появится.

21.06.86 г. .Температура высокая – 42 в тени. За день воды выпиваешь литров 5.

Хорошо хоть, курить бросил. Вот только спортом некогда заниматься: с 5-ти утра – полеты, а днем жара не дает. Отбой в 20.00. 29.06.86 г. У нас было землетрясение – самое настоящее. Правда, не сильное – балла 2.

Но койки тряслись и стаканы стучали на кухне. Мы тут же проснулись. А Василь спросонья подумал, что опять обстрел, вскочил и бегом одеваться. Мы чуть не умерли со смеху… 01.07.86 г.

Меня тут каждый день обрабатывают на предмет дальнейшей службы в Вооруженных Силах – и в шутку, и всерьез, ну, замучили прямо. Но я держусь стойко. …А вот вчера как улетели на одну точку и вернулись только сегодня; в Кабуле пыльная буря была – нас и не выпустили. Пришлось спать на борту. Утром встали – зуб на зуб не попадает (площадка в горах расположена).

В июле месяце замерзнуть, тем более в Афганистане, – смешно. 06.07.86 г. Завтра наши херсонские «восьмерки» (вертолеты «МИ-8») улетают домой.

Вот счастливые! 09.07.86 г. Прилетели рано утром, пыли еще нет, и так приятно полынью пахнет. Я нарвал и в комнате повесил, напоминает мне о родных донских степях. 13.07.86 г. Замена будет в конце сентября.

Число конкретно не известно. Но лучше об этом не думать.

15.07.86 г. Сегодня маленький юбилей – ровно месяц, как я не курю.

А вчера был парковый день, и я выпросил себе работу – помыть втулку керосином (это на чем лопасти держаться). Затратил на это целых четыре часа, но втулку вымыл.

26.07.86 г. Валечка, поздравляю тебя с 36-летием нашего родного города, где мы с тобой встретились, полюбили друг друга, где стали мужем и женой и где будем еще долго счастливо жить. 29.07.86 г. Сегодня первый раз увидел, как «духи» убирают хлеб.

Доисторические времена. Косят серпами, вяжут снопы. Потом сносят в одно место, солому обрезают, а пшеницу молотят быками, которые ходят по кругу. Прямо кино! Вот у них экономия, так экономия.

Ни одного зернышка не пропадает, ведь это их основная пища. И работают всей семьей. 01.08.86 г.

.Из Афганистана выводят 6 полков и вообще здесь прекращено всякое строительство, может, нас и выведут совсем когда-нибудь.

Дай то Бог…

Новость по теме 06.08.86 г. Летали на юг, по точкам. И как застряли на одной – из-за непогоды, два дня просидели на вертолетах.

Жарища была – плюс 55 , вертолет, как сковородка нагрелся.

Деться некуда – деревьев здесь нет. Сделали из чехлов что-то вроде палатки, и так два дня жили, как Робинзоны.

Только моря не хватало… Зайка моя, все по-моему написал.

Новостей, как кот наплакал. Все живут одной мыслью – заменой! 26.08.86 г. Здравствуй, мой зайчонок!

Сидим вчера с Белышевым, кассеты переписываем. Ну, я ему и сказал, что у меня 2-летие совместной жизни с тобой.

Он как привязался: ставь бутылку или угощай чем-нибудь. Бутылки не было, а вот арбуз после Союза остался.

Приходил Ложкин – тоже помог. Вот так своеобразно мы отметили наш с тобой праздник, родная моя. Хотя это двухлетие можно назвать годовщиной, так как почти год не виделись… 27.08.86 г.

У меня сегодня была «дембельская» стирка.

Последний раз постирал постельное белье (как раз хватит до замены), выварил его с отбеливателем, накрахмалил и погладил.

К замене приготовился. 28.08.86 г. Ты пишешь по поводу вступления в партию. Мое отношение к этому вопросу такое.

Ты у меня человек принципиальный и, думаю, будешь достойна стать коммунистом. А вступать ради того, что «надо», я не признаю таких коммунистов, поэтому сам не вступаю. Надо быть действительно коммунистом или не быть им вообще.

01.09.86 г. У «двадцать четверок» – праздник, приехала замена. Мы ходили смотреть, как самолеты садились. Такой фейерверк устроили… Когда уже нам так будут салютовать?.

Последнее. Ну, все, Лапушка, наконец-то наступил этот день, которого мы так долго ждали. Нас разделяет всего лишь 4000 километров, которые я легко преодолею.

Как известно всему нашему любознательному населению… У эскимосов Аляски имеется двадцать слов для обозначения снега.

В общем-то, обычного снега… Целых двадцать слов!

Наша Советская Армия хоть и не блещет столь обильным количеством синонимов к одному и тому же предмету… Однако и у нас в превеликом достатке всего да сразу, а также по отдельности и в частности… Так для обозначения той или иной степени командирской благодарности имеется довольно-таки большое количество официально утверждённых слов и терминов… Как то: объявление благодарности и снятие ранее наложенного взыскания, объявление благодарности с занесением её в личное дело воина и предоставление удальцу дополнительного времени для вполне заслуженного отдыха, направление родителям солдата благодарственного письма или же извещение его комсомольской организации о успехах их питомца в боевой тире политической подготовке, фотографирование бравого молодца на фоне развёрнутого Боевого Знамени части и предоставление ему же внеочередного увольнения за пределы всё той же воинской части, присвоение бойцу очередного или же внеочередного воинского звания, назначение грамотного специалиста на вышестоящую должность и присвоение ему следующего уровня профессиональной классности, запечатление на фотокарточку вместе с его боевой техникой и занесение имени столь отличившегося военнослужащего в Книгу Почёта воинской части, награждение значком «Отличник Советской Армии» или же вручение ему перед строем ценного подарка, награждение юбилейной медалью либо же премирование денежной суммой… И наконец… Предоставление ему внеочередного краткосрочного отпуска с убытием на свою историческую Родину и увольнение в запас в числе наипервейших… Вот и получается целых двадцать наименований всяких поощрений в адрес добросовестно служащего советского воина… Так что кое в чём и мы могём!.

Утереть нос каким-то там эскимосам… Хоть и из Северной Америки… Наш, то есть самый южный советский военный гарнизон, тоже не лыком шит! А поскольку вчера в ходе выполнения планового боевого задания сумел-таки отличиться один молодой пулемётчик, то следовательно он вполне так заслужил кое-какое поощрение… Ведь вариантов имеется превеликое множество… Однако об этом ещё никто не знал и даже не догадывался. На следующее утро старший лейтенант Веселков построил нашу разведгруппу и достал из внутреннего кармана кителя сложенный вчетверо листок бумаги.

— Уважаемые Рашида Андреевна и Марат Закиевич… — начал читать командир.

От неожиданности я даже вздрогнул. Ведь Веселков только что прочёл имена и отчества моих родителей. И продолжал читать далее… — Ваш сын младший сержант Зарипов Альберт Маратович проходит военную службу в третьем взводе первой роты войсковая часть полевая почта номер 83 428… Я то краснел от ужаса, то бледнел от всей неловкости ситуации, в которой оказался.

Как я понял, командир группы сейчас зачитывал письмо, предназначенное для отправки на мою Родину. Старший лейтенант Веселков намеревался сообщить моим родителям и землякам то, что я успешно овладел вверенной мне боевой техникой, вооружением, средствами связи и наблюдения… Это было ещё не всё!. Далеко не всё… Как оказалось, я очень умело применяю свой накопленный опыт и изученные на «отлично» боевую технику, личное вооружение при осуществлении боевых задач, то есть при выполнении интернационального долга в Демократической Республике Афганистан… Попутно моим родителям сообщалось то, что старший разведчик-пулемётчик Зарипов А.М.

в перерывах, стало быть, между тяжёлыми боями, многодневными сражениями и ночными перестрелками… Словом, он успевает

«неуклонно повышать свою физическую подготовку, пользоваться заслуженным авторитетом среди товарищей по службе, беречь вверенное имущество и раз в неделю заполнять Боевой листок третьей группы»

. — В связи с этим командование войсковой части выражает вам свою благодарность за то, что вы воспитали и вырастили такого сына… С уважением… Старший лейтенант Веселков. Число и подпись… Моя! На некоторое время в общении командира с подчинёнными возникла томительная пауза… Но длилась она недолго.

— Может, не надо? — с какой-то непонятной мне опаской спросил я. — Как это «Не надо»?! — возмутился командир группы.

— Это благодарственное письмо на Родину!

То есть родителям солдата! А ты тут мне!. «Не надо…» Как следует отвечать, когда объявляют поощрение?

— Служу Советскому Союзу! — громко произнёс я предусмотренную Уставом фразу. — Вот так-то… — проворчал старший лейтенант Веселков.

— А теперь… Сейчас получить оружие. Часам к двенадцати нам объявлен вылет.

А потом… Кто заступает в наряд по роте — готовятся к дежурству. Остальным — чистить оружие! Завтра они полетят с другой группой. — А с какой, товарищ старшнант?

— сразу же поинтересовался сержант Ермаков. — Пока не знаю! — признался командир.

— С первой или со второй… Вечером ясно будет, с кем именно… Все служебные вопросы были исчерпаны, и наша разведгруппа пошла-потопала в ружпарк получать оружие.

Сегодня самой первой на облёт отправилась РГ № 611… Вторая группа уже была наготове… стало быть, нам выпала участь вылететь в пустыню где-то в полдень… Но меня сейчас одолевали иные заботы и печали… — Слышь, Вовка! — обратился я вполголоса к солдату Агапееву.

Рекомендуем прочесть:  Какая помощь учителям в 2021 году

— Подойди к Весёлому, попроси его, чтобы он не отправлял это письмо… Мы сейчас стояли около двери в комнату хранения оружия, дожидаясь её вскрытия дежурным по роте… А значит, можно было слегка так переговорить… Вернее, высказать мою просьбу… Поскольку что боец Владимир Владимирович Агапеев, что старший лейтенант Веселков… словом, они оба были земляками из Усть-Каменогорска. А потому должны понять друг друга с полуслова. Однако мне возразили… — Да ты что?!

— таким же полушёпотом отвечал Володя. — Как я ему это скажу? Ты сам не можешь?

— Ну, как я скажу? — объяснил я. — Вы же зёмы!. А у меня мама сердечница… И давление у неё высокое… Я ей всё время пишу в письмах, что мы тут занимаемся всякой ерундой… Ну, типа… В колхозах помогаем… Дома строим… Школы… Деревья сажаем.

— Ага! — тут же осклабился Коля Малый, стоявший по соседству. — Афганским пионеркам галстуки помогаем завязывать… И уроки делать! — Колян, ну, не лезь не в своё дело!

— попросил я нашего фазана, после чего вновь повернулся к Агапеичу.

— А Весёлый отправит такое письмо… С этим вооружением и боевыми заданиями… Она прочитает и начнёт нервничать, переживать… А у нас уже был случай… Когда из Афгана привезли единственного сына учительницы русского языка и литературы.

Моя-то мама тоже в школе работает.

Преподаёт русский и литературу! Слышь?!. Вован?!. Последние слова я произнёс чуть погромче.

Наконец-то появился дежурный по роте, который сразу же принялся вскрывать замки и печати на двери в ружпарк. Поэтому вокруг возникла привычная суматоха. — Ладно, подойду! — пообещал мне Володя.

— Но не сейчас, а чуток попозже! Меня это в принципе устраивало.

Раз солдат Агапеев пообещал что-то сделать, то он обязательно сдержит своё слово. И тут главным являлся лишь временной фактор… Чтобы Володя не протянул время до последнего. Солдат Агапеев подошёл к своему высокопоставленному земляку в тот момент, когда старший лейтенант Веселков вышел из ружпарка с личным АКСом в руках.

Наша разведгруппа уже начала выстраиваться во внутреннем дворике, и у Володи имелось несколько минут, чтобы переговорить с командиром по поводу моей просьбы. Я стоял в первой шеренге и отлично видел то, как «Усть-Каманцы» стояли чуть поодаль и обменивались короткими фразами. Суть их переговоров я, естественно, не слышал, но вполне догадывался… И вдруг меня как будто током шибануло… Старший лейтенант Веселков посмотрел на меня и обескуражено развёл руками… Дескать, ничего уж не поделаешь… — Он уже отправил его!

— сообщил мне Вова последние известия. — Ну, то есть уже положил в этот почтовый ящик.

— Понятно… — вздохнул я и сразу же перешёл к следующей фазе своих действий.

— А когда почтальон забирает письма?

— Не знаю. — ответил Агапеич.

— Тихо! Ясное дело… Ведь его землячок, то есть старший лейтенант Веселков уже командовал своим боевым подразделением. Сначала прозвучали знакомые «Равняйсь!

Смирно!», затем «Слушай Боевой Приказ». Ну, и так далее… Пока командир группы доводил до нас содержание своего Боевого Приказа, я в мыслях обдумывал всё то, как же мне удастся перехватить это письмо.

Можно поговорить с солдатом-почтальоном, который в определённый час вынимает из ящика все письма в Союз.

Я бы сказал ему, что командиру нужно кое-что дописать в своём письме, вот он и послал меня за ним.

Ну, а потом… «Я сам подойду к Веселкову и постараюсь ему всё объяснить.

— думал я, внимательно наблюдая за своим же военачальником. — Попрошу переписать это благодарственное письмо… Чтобы оно выглядело чуток поделикатнее… Самое главное — это убрать предложение о том, что я

«успешно использую свои знания и опыт при выполнении боевых заданий…»

Данная фраза самая ключевая.

Именно на неё и обратят внимание в первую очередь.» Тут прозвучала команда «Напра-ВО!» и «Шагом-МАРШ!». Я привычно вскинул на плечо свой пулемёт ПКМ и вместе со всеми потопал к аэродрому. Сейчас мы шли к своей военно-транспортной авиации, чтобы с её непосредственной помощью совершить двухчасовой облёт вражеской территории.

А пока мы дойдём, пока» досыта облетаемся», пока притопаем обратно в роту и сдадим почищенное оружие… Словом, пройдёт уйма времени… Поэтому мои почтовые противодействия откладывались часика эдак на три… Если не на четыре… Облёт проходил в обычном режиме. А я всё думал про это Благодарственное письмо, которое могло наделать немало шума в моём посёлочке Бустон… Особенно в нашей «средней школе № 1 им.

М.Горького». Ведь именно в ней трудились две учительницы русского языка и литературы, которые имели самое прямое отношение к Демократической Республике Афганистан… Поскольку именно их сыновья… Улановская Раиса Васильевна преподавала в классах с русской формой обучения. И когда-то давным-давно она учила ещё мою маму. Это было где-то в пятидесятые годы.

А потом моя мама окончила педагогический институт и вернулась в свою же школу, чтобы обучать узбекских детей Великому и Могучему Русскому Языку. Ведь в нашей школе преподавание велось на двух языках.

Так у нас были как русскоязычные классы, так и обучающиеся на узбекском языке. Но как бы то ни было, русский язык и литература преподавались и там, и тут.

И случилось так… Что Раиса Васильевна учила уже меня… Когда её единственного сына Максима призвали в армию… Он попал в Афганистан… Здесь он и погиб… Автоколонна с его КАМАЗом попала в духовскую засаду где-то на перевале Саланг… И военный водитель рядовой Улановский Максим Васильевич сначала вроде бы получил ранение… Однако… «Но было бы гораздо лучше… Если б его убило сразу!. Прости меня, Господи… За такие слова!» Я никоим образом не хотел кощунствовать… Но сейчас мне уже были знакомы многие аспекты выполнения нашими солдатами благородного интернационального долга… И иногда высокий советский гуманизм шёл вразрез с жестокостью афганской войны… Когда даже бесчеловечный цинизм обретал некий здравый смысл. «Ведь Максима потом нашли за своим рулём… И военный КАМАЗ, и его солдат-водитель… Они оба!.

Сгорели вместе…» Вот поэтому… Выполнившего до конца свой интернациональный долг… Военного водителя рядового Улановского Максима Васильевича хоронили в цинковом гробу с закрашенным окошком… И все три дня, пока покойный СОЛДАТ находился в доме своих родителей… Перед тем, как навсегда лечь в сырую землю… Этот цинковый гроб продолжал оставаться закрытым… Мне по-прежнему отчётливо помнилось всё то, о чём по нашему посёлку ходили слухи… Как почерневшая от горя Раиса Васильевна вместе с мужем Василь Петровичем попытались было вскрыть этот казённый цинковый ящик… Может быть для того, чтобы переложить тело сына в нормальный деревянный гроб и похоронить его по всем православным канонам… До ближайшей церкви, находившейся аж в Бухаре, было несколько десятков километров, однако Батюшка-Священник всё же приехал сам в дом родителей… Поскольку отвезти гроб с телом навечно упокоенного солдата в церковь не разрешали ни военные представители, ни гражданско-партийные руководители. Поэтому погибшего воина отпевали дома… Почти скрытно… В присутствии лишь отца с матерью и трёх его сестёр… А потом… Болтали и такое… В последнюю ночь, то есть накануне самих похорон… Василий Петрович втайне от всех намеревался при помощи своих инструментов вскрыть цинковый гроб… Наверняка, чтобы самолично убедиться в том… Что это именно его сын Максим лежит мёртвым… Но на подозрительный стук сбежались военные и сразу же пресекли эту попытку… На следующий день состоялись похороны… От своего родительского дома и до самой могилы гроб несли на руках… Проводить в последний путь погибшего солдата пришло почти всё население нашего Бустона.

В длинной траурной процессии находились люди всех национальностей, проживавших в нашем посёлке… В общем скорбном потоке шли русские и узбеки, татары и таджики… Среди них были супруги Финкельштейны и дагестанец Гасанов… Шли все… потому что горе семьи Улановских стало всеобщим… За всем этим мы молча наблюдали со своего школьного двора… Наш девятый класс также захотел было присоединиться к похоронной процессии… Как и мой восьмой… Да и десятый класс тоже… Однако оставшийся один на всю школу преподаватель физики воспрепятствовал нашему общему желанию… Он сказал нам, что мы не так одеты… И отправил нас по своим классам… Несмотря на большую перемену, которая закончилась раньше обычного… А потом в нашу школу возвратились все учителя… Занятия продолжились… Хоть и в какой-то странной атмосфере… То ли напряжённости, то ли недосказанности… И жизнь вроде бы пошла своим чередом… Но всё равно… По посёлку ходило столько всяких слухов и разговоров. Не только о погибшем Максиме и горе его семьи… Но и про далёкий Афганистан.

Про коварных душман и наших солдат, воюющих друг против друга… Про официальные сообщения о нашей братской помощи афганскому народу… И о том, что будто бы происходило на самом деле… Что афганцы — это не такой уж и братский нам народ… Что они встречают наших военных не только цветами… А всё больше пулями, минами снарядами… И даже откровенной ненавистью… Хоть наши воины пришли им помогать… Но более всего вспоминали Максима… Как он учился в школе, как хорошо рисовал… Ведь его отец Василий Петрович был не абы кем, а самым настоящим художником… Мы вспоминали то, как Улановский-младший добросовестно занимался не совсем привычным для себя делом, то есть сбором хлопка… Как он играл на бас-гитаре в нашем школьном ансамбле… И всё это время, пока я учился в школе и ходил в наш спортзал на «только-старшеклассницкие» дискотеки… У самой стенки стоял стул с прислонённой к нему бас-гитарой… Словно Максим отошёл за угол, чтобы перекурить… И вот-вот должен вернуться.

А месяца через два для меня настали трудные времена… Причём, по школьной программе… Почему-то именно меня невзлюбила одна учительница русского языка и литературы. Наверное, из-за того, что мой отец работал в районном военном комиссариате, который и призывает молодых граждан мужского пола для дальнейшей отправки в ряды Советской Армии.

Хоть мой батя являлся заместителем райвоенкома по финансово-хозяйской части, мне довелось немало попотеть, исправляя посыпавшиеся на меня градом «двойки» и «тройки».

Испытание оказалось не из лёгких… Хоть моя мама и возмущалась столь повышенным вниманием своей бывшей, а ныне моей учительницы… Однако только дома… Идти к директору школы она и не собиралась… Мой отец молчал и изредка советовал готовиться к каждому занятию… Что я, в общем-то, и делал… Корпел над учебниками по правописанию и старательно зубрил очередные отрывки из поэм наших классиков… На каждом уроке либо декламировал целые куски литературных шедевров, либо дотошно объяснял всем присутствующим правила грамматики русского языка. Не всегда удачно, конечно же, но всё же… Весь мой класс теперь готовился к занятиям спустя рукава, тогда как мне приходилось вкалывать чуть ли не «по-чёрному»… Шло время… Проходили занятия.

Постепенно из моего дневника исчезли «двойки», а затем и «тройки»… Потом настала очередь и «четвёрок»… Хоть я и не успел исправить такую же отметку в табеле за третью четверть… Однако за весь восьмой год обучения мне поставили «отлично». Потому что эту «пятёрку» я заработал очень честно… Слишком трудно и крайне тяжело… Но всё-таки заслужил… Затем наступила оттепель… Меня оставили в относительном покое… Ведь летом были трёхмесячные каникулы, а с третьего сентября и по 25. декабря мы собирали хлопок… В общем, всё вернулось на свои места… Моё долгое мучение и не менее значимое терпение не прошли стороной… Вознаграждение состоялось в виде моей отличной успеваемости и, соответственно, учительской благосклонности… По прошествии почти года, что не могло ей не помочь… Ведь время — это какой-никакой, но всё-таки лекарь… Наша учительница Раиса Васильевна оттаяла и сердцем, и душой.

Ежедневные занятия стали проходить в привычной дружественной атмосфере.

Возобновились и репетиции школьных спектаклей… Где меня уже не забывали в ином аспекте… Если в прошлом, то есть в Гоголевском «Ревизоре» я играл какого-то заштатного чиновника… То теперь мне доверили роль свободолюбивого борца Данко… Естественно, что и к этому амплуа я готовился не на шутку… Поэтому на спектакле не только мои реплики и монологи впечатлили зрителей… «Вырванное» из моей груди картонное сердце пылало на сцене самым натуральным образом… Рассыпая вокруг искры бенгальского огня… «Да ещё так сильно!.

— усмехнулся я от столь приятных воспоминаний. — Что все мои попутчики, «как бар-раны!», так и остались на своих местах… Они-то думали, что будет две-три искорки… А «моё» сердце пылало и пылало… Пока не погасло… Но всё ещё дымилось, обжигая мне руку… Алюминиевая вставка тогда чуть было не расплавилась, но всё же выдержала… Сигнальный огонь, конечно же, держать гораздо удобнее… Но у нас же такого добра тогда не имелось.

Вот и приходилось обходиться своими знаниями и кое-какими опытами… Экспериментами! А Раиса Васильевна тогда была очень довольна спектаклем… Что да, то да… Ведь потом мы всей нашей театральной труппой пошли пить чай в её кабинете… Довольные сами собой и ею лично…» Действительно… Наша учительница русского языка и литературы была крайне довольна самодеятельной постановкой спектакля «Данко» по произведению Максима Горького. Ведь мы тогда постарались на славу… А спустя какое-то время к родителям Улановским заехали двое солдат, которые служили в Афганистане с их сыном Максимом.

После своей демобилизации они не смогли проехать мимо родительского дома погибшего товарища… Загорелые парни гостили всего один вечер и одну ночь. Утром они уехали к себе домой… Но Раиса Васильевна была счастлива, как никогда… Говорили, что эти демобилизованные солдаты привезли родителям какое-то известие… Очень секретное… Что будто бы рядовой Улановский не погиб в той засаде… Что вместо него в цинковый гроб положили другое тело… Неизвестного, то есть так и неопознанного солдата-водителя… Сгоревшего вместе со своим автомобилем КАМАЗ. Что на самом-то деле их Максим попал в плен к афганским душманам… А значит, он до сих пор жив!

Хоть и в стане врагов. Однако Советское правительство предпринимает все меры по освобождению наших военнопленных… Что уже кого-то из советских солдат моджахеды отпустили… Вернее, обменяли на своих. И, следовательно, скоро они освободят и Улановского Максима Васильевича!

Мы этого ещё не знали… Но проводив двух своих гостей до автобусной остановки и дождавшись вместе с ними приезда маршрутки… Раиса Васильевна потом долго-долго махала им вслед платочком… И плакала… Ничуть не стесняясь своих слёз… А потом она вернулась домой, привела себя в порядок и пошла в школу… По дороге седая учительница зашла в продовольственный магазин и накупила в нём всяких конфет… Наш класс оказался первым… Кому Раиса Васильевна стала раздавать сладкие гостинцы… Мы хоть и являлись старшеклассниками, но сразу же съели эти три-четыре конфеты, доставшиеся каждому из нас… Мы ничегошеньки не понимали, что же произошло… Но по счастливым глазам учительницы догадывались о том, что случилось нечто особенное… Вернее, что-то хорошее и замечательное… Но затем начался обычный урок… А светящаяся радостью Раиса Васильевна ничего нам не сказала… Как и другим школьным классам, которым она раздарила все конфеты… Да и у нас хватило такта, чтобы не лезть к ней со всякими расспросами или неуёмным своим детским любопытством… Ведь все мы жили в солнечном Узбекистане, где по старому узбекскому обычаю после получения очень хорошей весточки принято раздавать гостинцы. Так называемые, суюнчи. Все мы отлично понимали то, что нашей учительнице привезли какую-то хорошую весточку… А какую именно — об этом мы только догадывались… Но все боялись сглазить… И поэтому все дружно молчали… Но втайне тоже радовались… Так Раиса Васильевна стала ждать… Она по-прежнему ходила на кладбище, то есть на ту могилку… То ли к своему сыну Максиму, то ли к неизвестному ей советскому солдату… Такому же военному водителю. Как бы то ни было, но продолговатый холмик и небольшой обелиск с красной звездой всегда находились в ухоженном состоянии.

И всегда с цветами… Шли недели… Затем месяцы… Прошёл год… Я окончил школу и уехал из нашего посёлка… Минуло уже несколько лет… Но мои родители в своих письмах сначала в далёкую Рязань, а затем в Чирчик… И вот теперь уже в Афганистан… Они писали мне о том, что в нашем Бустоне жизнь идёт в привычном русле… Кто-то из одноклассников уже женился и даже обзавёлся первенцем… Кто-то учится… Кто-то работает в райцентре… В школе тоже без изменений… Знакомые мне учителя по-прежнему учат детей… «А Раиса Васильевна всё также… Ходит на работу, проверяет домашние задания, выдаёт новые… И всё это время… Ждёт!.

Обсуждения
Громкая музыка днем у соседей что делать

Оглавление:Что делать, если соседи шумят днемЧто делать, если...

Комментариев  0
Як відновити сторінку вконтакті

Оглавление:Восстановление страницы ВКонтакте после взлома,...

Комментариев  0
Куда подавать на алименты если прописана в пензенской области

Оглавление:Алименты как взыскать в селе Бессоновка в 2021 годуКак...

Комментариев  0

Консультация юриста

Информация

top