Главная - Жилищное право - Договор купли продажи неотделимых улучшений квартиры судебная практика

Договор купли продажи неотделимых улучшений квартиры судебная практика

Решение № 2-1084/2019 от 26 апреля 2021 г. по делу № 2-1084/2019


от 09.10.2017г. в размере 635000 рублей, цена являлась существенным условием договора.

Из данной суммы стоимости квартиры истцом ответчику было передано 435000 рублей. Текст всех подписанных сторонами сделки документов был согласован с истцом заранее. Истцу были отосланы все фотографии, имеющиеся в материалах дела, с изображением продаваемой ей Марковой С.Н.

квартиры на момент продажи. До регистрации сделки Пронятова Л.Н. неоднократно была в квартире, видела её состояние, «отсутствие» ремонта, то есть по факту полное отсутствие неотделимых улучшений. Денежные средства в размере 315000 рублей, переданные ею ответчику с указанием в расписке назначения платежа на «неотделимые улучшения в продаваемой квартире», не могли и не являлись частью стоимости продаваемой квартиры.

При вынесении определения о признании сделки недействительной и в дальнейшем при исправлении в нём опечатки судебная коллегия по гражданским делам Ивановского областного суда руководствовалась именно заключённым сторонами договором, его существенными условиями и иное толкование данных условий приведёт к нарушению норм закона о существенных условиях договора купли-продажи. Пронятова Л.Н. не обжаловала определение областного суда, при рассмотрении дела ничего не говорила о сумме в размере 315000 рублей как части стоимости квартиры, признавая тем самым факт того, что данная сумма денег к стоимости квартиры никакого отношения не имеет. Данная денежная сумма была передана истцом ответчику добровольно без заключения договора купли-продажи неотделимых улучшений.

По устному соглашению сторон денежные средства в размере 315000 рублей были переданы Пронятовой Л.Н. Марковой С.Н. в качестве вознаграждения или подарка и были потрачены последней на личные нужды, не относящиеся к продаваемой квартире, поскольку квартира на тот момент уже была передана истцу, а сама Маркова С.Н. в этой квартире никогда не появлялась, следовательно, что-то ремонтировать или завозить туда неотделимые улучшения она не могла.

С учётом изложенного, по мнению ответчика и её представителя, учитывая отсутствие доказательств, подтверждающих наличие у истицы обязательств по передаче спорных денежных средств, признание ею того факта, что она знала об отсутствии у неё таких обязательств, однако добровольно, намеренно и осознанно произвела передачу денежных средств Марковой С.Н., в соответствии с пунктом 4 статьи спорная денежная сумма возврату истцу не подлежит, а в удовлетворении заявленных ею требований следует отказать в полном объёме. Помимо этого в отзыве ответчица указала, что ранее её представителем Чудовым А.С.

по делу были даны отличные от вышеуказанных показания, однако это следует расценивать не что иное как неправильное толкование слов Марковой С.Н. её представителем и незнание им сути сделки и её деталей, которые могли знать только стороны сделки.Ранее в ходе рассмотрения дела представитель ответчика Чудов А.С.

против удовлетворения требований истца также возражал, однако в представленном им в материалы дела письменном отзыве, данном от имени ответчика, и в объяснениях, данных представителем непосредственно в судебных заседаниях, ссылался на то, что, по мнению ответчика и её представителя, неосновательного обогащения у ответчика перед истцом не возникло, поскольку денежная сумма в размере 315000 рублей была получена ответчиком от истца за неотделимые улучшения проданной квартиры, которая после расторжения договора купли-продажи стала собственностью третьего лица Короткова С.В. Истица была ознакомлена с перечнем, стоимостью данных неотделимых улучшений и, подписав акт приёма-передачи квартиры к договору № от 09.10.2017г., приняла их в свою собственность, распоряжалась ими по своему усмотрению в течение более чем шесть месяцев, извлекала из них свою выгоду.

Денежные средства, полученные от истицы, а также свои денежные средства ответчик потратила на ремонт спорной квартиры, проданной истцу. Между ответчиком и ООО «ИвДомСтрой» был заключён договор оказания услуг по отделке вышеуказанной квартиры от 15.08.2017г., согласно которому в период времени после получения средств по указанной истицей расписке от 09.10.2017г. ответчик оплатила подрядчику денежные средства, полученные ею от истца, в размере более 315000 рублей, о чём истец знала, поскольку принимала квартиру с имеющимися в ней неотделимыми улучшениями.

Таким образом, по мнению ответчика, получение ею от истца спорных денежных средств являлось частью дополнительного (завуалированного) договора купли-продажи неотделимых улучшений проданной ею квартиры, поскольку все улучшения были произведены ранее расторгнутого договора, 10.09.2017г. Истица была осведомлена обо всех изменениях приобретаемой ею квартиры, поскольку имела в неё доступ. Данный договор купли-продажи неотделимых улучшений до настоящего времени не расторгнут, все неотделимые улучшения являются собственностью истца.

Таким образом, по мнению ответчика, указанному ранее, она не сберегла и не получила за счёт истца никакого имущества (денежных средств), которые могли бы являться предметом настоящего иска, поскольку не является собственницей квартиры. Кроме того, по данным ответчика, часть неотделимых улучшений была истцом изменена, а именно вывезены газовая плита, входная и межкомнатные двери, линолеум, сантехника, осветительные приборы, газовая колонка и прочее.

Данные вещи являются вещами, наделёнными родовыми признаками, и могут быть отделимыми от общего имущества квартиры, вследствие этого, по мнению ответчика, обращение истца в суд с иском о взыскании суммы, полученной ею от истца, не основано на законе. На основании изложенного в соответствии со статьями , ответчик просила суд в иске истцу отказать.Третье лицо Коротков С.В. в судебное заседание не явился, заявлений, ходатайств не представил.

Ранее третье лицо представил в материалы дела письменный отзыв на иск, которым просил рассмотреть дело в его отсутствие и отказать истцу в удовлетворении заявленного иска по следующим основаниям. После продажи им в августе 2017 года данной квартиры Марковой С.Н. и регистрации сделки, ответчик сразу же начала производить в квартире ремонт, поскольку ремонт в ней не проводился много лет и проживать в ней было по сути невозможно.

Они общались с Марковой С.Н., и до, и после ремонта он квартиру посещал, видел, что ремонт ведётся. В квартире были заменены: двери, окно в кухне, сантехника, электропроводка, плита на кухне, осветительные приборы, стены были оклеены обоями, батареи покрашены, на полу настелен линолеум.

Позднее, со слов Чудова А.С., квартира была продана, кому, третьему лицу неизвестно.

Ранее в квартире проживали его бывшая жена – Короткова А.А. и дочь – Короткова Д.С., которые съехали из квартиры. Позднее он участвовал в судебном разбирательстве по снятию с регистрационного учёта Коротковой Д.С.

и сделка между ним и Марковой С.Н.

была расторгнута, причины и законные основания расторжения ему неизвестны. В настоящее время он планирует вернуть спорную квартиру в собственность Марковой С.Н.

по отступному. В начале декабря 2018 года был в вышеуказанной квартире.

В квартире сняты двери, сантехника, линолеум с пола, удалены обои, вывезена плита. Квартира находится в непригодном для проживания состоянии. Об изменениях в квартире он поставил в известность Маркову С.Н. через её представителя и мужа – Чудова А.С. Ввиду того, что неотделимые улучшения квартиры в настоящее время перешли совместно с квартирой в его собственность, третье лицо считает, что необходимо оценить те улучшения, которые были выполнены Марковой С.Н.

Ввиду того, что неотделимые улучшения квартиры в настоящее время перешли совместно с квартирой в его собственность, третье лицо считает, что необходимо оценить те улучшения, которые были выполнены Марковой С.Н. и которые были изменены покупателем, а разницу он готов оплатить самостоятельно.С учётом мнения представителей сторон, в соответствии с частями 3, 5 статьи дело рассмотрено судом в отсутствие непосредственно самих сторон с участием уполномоченных ими представителей и в отсутствие третьего лица.Заслушав пояснения представителей сторон, допросив свидетелей Короткову А.А., Меньшикову Т.В., исследовав представленные в материалы дела письменные доказательства, суд приходит к следующему.Судом установлено, что 09.10.2017г. между продавцом ФИО3 и покупателем ФИО2 был заключён договор купли-продажи №, в соответствии с которым истец купила у ответчика квартиру, расположенную по адресу: .ФИО3 данная квартира принадлежала на основании договора купли-продажи от 03.08.2017г., заключённого с ФИО6В соответствии с пунктом 4 договора от 09.10.2017г.

стоимость квартиры была согласована сторонами в сумме 635000 рублей, из которых 435000 рублей подлежали оплате при подписании договора, а 200000 рублей – в течение пяти календарных дней после снятия с регистрационного учёта из данной квартиры зарегистрированной в ней на момент заключения сделки несовершеннолетней дочери Короткова С.В. – Коротковой Д.С. 09.10.2017г. вышеуказанная квартира была передана ответчиком истцу по акту приёма-передачи, подписанному ими.09.10.2017г.

истец оплатила ответчику по двум распискам денежные средства в общей сумме 750000 рублей: по одной расписке – 435000 рублей, предусмотренные пунктом 4 договора купли-продажи, в качестве частичной оплаты за приобретаемую квартиру, по второй – 315000 рублей с указанием назначения платежа

«в качестве оплаты за неотделимые улучшения в продаваемой квартире по адресу: »

.17.10.2017г.

была произведена государственная регистрация перехода права собственности на вышеуказанную квартиру от продавца Марковой С.Н. к покупателю Пронятовой Л.Н.Однако определением Судебной коллегии по гражданским делам Ивановского областного суда от 28.05.2018г., с учётом определения от 16.07.2018г.

об исправлении описки, вышеуказанные договоры купли-продажи квартиры, заключённые между Коротковым С.В. и Марковой С.Н. и между Марковой С.Н.

и Пронятовой Л.Н., были признаны недействительными, применены последствия недействительности данных сделок в виде возврата указанной квартиры в собственность Короткова С.В. и взыскания денежных средств с Короткова С.В. в пользу Марковой С.Н. в размере 400000 рублей и с Марковой С.Н. в пользу Пронятовой Л.Н. в размере 435000 рублей.В настоящее время Пронятова Л.Н., ссылаясь на то, что денежные средства в размере 315000 рублей, переданные ей Марковой С.Н.

в пользу Пронятовой Л.Н. в размере 435000 рублей.В настоящее время Пронятова Л.Н., ссылаясь на то, что денежные средства в размере 315000 рублей, переданные ей Марковой С.Н. при совершении сделки купли-продажи квартиры от 09.10.2017г.

в качестве оплаты за её неотделимые улучшения, в связи с признанием сделки недействительной являются неосновательным обогащением ответчика и подлежат возврату ей, обратилась в суд с требованием о взыскании в свою пользу с ответчика данной денежной суммы.Проанализировав и оценив представленные по делу доказательства по правилам статьи с точки зрения относимости, допустимости, достоверности каждого доказательства в отдельности, а также достаточности и взаимной связи доказательств в их совокупности, суд приходит к выводу об обоснованности и необходимости удовлетворения данных требований истца.Согласно пункту 1 статьи недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения.В соответствии с пунктом 2 статьи при недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре (в том числе тогда, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге) возместить его стоимость, если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены законом.Согласно положениям подпункта 3 статьи к требованиям о возврате исполненного по недействительной сделке подлежат применению нормы об обязательствах вследствие неосновательного обогащения.В силу пункта 1 статьи , пункта 1 статьи , пункта 1 статьи лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение) независимо от того, явилось ли неосновательное обогащение результатом поведения приобретателя имущества, самого потерпевшего, третьих лиц или произошло помимо их воли, а в случае невозможности возврата такого имущества в натуре должно возместить потерпевшему действительную стоимость этого имущества на момент его приобретения, а также убытки, вызванные последующим изменением стоимости имущества, если приобретатель не возместил его стоимость немедленно после того, как узнал о неосновательности обогащения.По смыслу положений статьи , право на взыскание неосновательного обогащения имеет то лицо, за счёт которого ответчик приобрёл имущество без установленных законом, иными правовыми актами и сделкой оснований.

Необходимыми условиями возникновения обязательства из неосновательного обогащения являются приобретение и сбережение имущества и отсутствие правовых оснований, то есть если приобретение или сбережение имущества одним лицом за счёт другого не основано на законе, иных правовых актах, сделке.В соответствии с пунктом 1 статьи по договору купли-продажи одна сторона (продавец) обязуется передать вещь (товар) в собственность другой стороне (покупателю), а покупатель обязуется принять этот товар и уплатить за него определенную денежную сумму (цену).Согласно пункту 1 статьи по договору купли-продажи недвижимого имущества (договору продажи недвижимости) продавец обязуется передать в собственность покупателя земельный участок, здание, сооружение, квартиру или другое недвижимое имущество (статья ).В силу пункта 1 статьи договор продажи недвижимости должен предусматривать цену этого имущества.

При отсутствии в договоре согласованного сторонами в письменной форме условия о цене недвижимости договор о ее продаже считается незаключенным.Таким образом, по договору купли-продажи недвижимости цена недвижимого имущества является существенным условием договора.В рассматриваемом случае из обстоятельств дела следует, что в договоре № от 09.10.2017г.

купли-продажи квартиры, расположенной по адресу: , цена продаваемой недвижимости была согласована истцом и ответчиком в размере 635000 рублей.Вместе с тем, спорная денежная сумма в размере 315000 рублей была передана истцом ответчику в качестве оплаты за неотделимые улучшения вышеуказанной квартиры, приобретаемой по договору № от 09.10.2017г. При этом в тексте соответствующей расписки, подтверждающей передачу Пронятовой Л.Н.

Марковой С.Н. спорной денежной суммы, было указано, что данная расписка подписана к договору купли-продажи от 09.10.2017г.Договор купли-продажи неотделимых улучшений квартиры между сторонами не заключался, доказательств его заключения суду не представлено. Более того, из объяснений истца, а в настоящее время и ответчика, с учётом изменения ею позиции по делу, показаний допрошенных в судебном заседании свидетелей Коротковой А.А.

и Меньшиковой Т.В., которые в настоящее время ответчиком не оспариваются и оснований не доверять которым у суда не имеется, из представленных в материалы дела фотографий продававшегося ответчиком истцу жилого помещения, следует, что фактически при совершении сторонами сделки купли-продажи какие-либо неотделимые улучшения, за которые истец передала ответчику спорную денежную сумму, в квартире отсутствовали. В этой связи документы по вопросу оказания услуг по отделке вышеуказанной квартиры, подписанные Марковой С.Н. и ООО «ИвДомСтрой», ранее представленные ответчиком в материалы дела в подтверждение первоначальных доводов о том, что специалистами указанной организации был произведён ремонт в спорной квартире, в результате которого в ней возникли неотделимые улучшения, а также доводы третьего лица о том, что неотделимые улучшения на момент совершения между сторонами сделки купли-продажи в квартире имелись, суд оценивает критически и не может принять в качестве допустимых и достоверных доказательств по делу.Кроме того, учитывая природу неотделимых улучшений объекта недвижимости, такие улучшения, исходя из неотделимости их от самого объекта недвижимости, не могут выступать самостоятельным объектом права, а следуют судьбе недвижимого имущества, так как являются его неотъемлемой частью.С учётом изложенного, суд считает, что фактически при совершении сделки купли-продажи от 09.10.2017г.

стороны пришли к соглашению об оплате покупателем продавцу за продаваемую по договору квартиру денежной суммы в размере 950000 рублей, в том числе, включая 315000 рублей, переданные по расписке от 09.10.2017г. в качестве оплаты за неотделимые улучшения объекта недвижимости.

Однако, поскольку судебным постановлением, вступившим в законную силу, сделка купли-продажи указанной квартиры, заключённая между истцом и ответчиком 09.10.2017г., была признана недействительной, в силу пункта 1 статьи данная сделка недействительна с момента её совершения и не повлекла юридических последствий, предусмотренных для сделок купли-продажи, за исключением тех последствий, которые связаны с её недействительностью. Кроме того, как установлено определением Судебной коллегии по гражданским делам Ивановского областного суда от 28.05.2018г., поскольку первая сделка по купле-продажи спорной квартиры, заключённая между Коротковым С.В. и Марковой С.Н., была признана недействительной, она также не порождает правовых последствий, Маркова С.Н.

не являлась собственником квартиры и, соответственно, не могла распоряжаться ею, сделка, совершённая ею с Пронятовой Л.Н., является недействительной как противоречащая статье и нарушающая права несовершеннолетней Коротковой Д.С., что влечёт её ничтожность. Следовательно, Пронятова Л.Н.

не стала и не могла стать собственником спорной квартиры, и, соответственно, каких-либо её неотделимых улучшений, а Маркова С.Н., не являясь собственником объекта недвижимости, не могла получать от Пронятовой Л.Н. за него, в том числе, и за какие-либо его неотъемлемые части, денежные средства, в связи с чем все денежные средства, переданные истцом продавцу Марковой С.Н.

при совершении сделки, в том числе, и за неотделимые улучшения квартиры, ввиду отсутствия правовых оснований для нахождения их в собственности у ответчика, являются неосновательным обогащением последней и подлежат возврату истцу.Доводы, приведённые ответчиком в первоначальном отзыве на иск и третьим лицом в обоснование имеющихся возражений относительно требований истца, суд находит несостоятельными ввиду приведённых выше норм права и изложенных установленных по делу фактических обстоятельств, в связи с чем отклоняет их.Кроме того, суд считает, что исходя из обстоятельств дела, доводы сторон и третьего лица о наличии либо отсутствии на момент совершения ими сделки купли-продажи квартиры и о дальнейшей судьбе неотделимых улучшений квартиры не имеют правового значения для рассмотрения настоящего гражданского дела по требованиям истца о возврате неосновательного обогащения в виде денежных средств, переданных покупателем продавцу по недействительной сделке.Помимо этого, суд учитывает, что ответчиком в ходе рассмотрения дела неоднократно менялась позиция относительно вопроса о наличии либо отсутствии в квартире, проданной ею истцу, неотделимых улучшений и о назначении денежной суммы в размере 315000 рублей, переданной ей истцом. Действия ответчика по изменению своей позиции в ходе рассмотрения дела суд оценивает критически как способ, используемый ответчиком во избежание ответственности за свои неправомерные действия при совершении сделки купли-продажи квартиры с истцом и в целях уклонения от возврата истцу незаконно полученных вышеуказанных денежных средств.

При этом ссылку ответчика на то, что ранее высказанная от её имени по делу позиция являлась не её позицией, а пояснениями её представителя, которым было допущено неправильное толкование слов самой ответчицы, а также с его стороны имело место незнание сути сделки, суд также находит несостоятельной, поскольку и первоначально представленный отзыв на иск, и возражения, представленные в настоящее время, составлены и поданы от имени самой ответчицы, а не от её представителя.

При этом ссылку ответчика на то, что ранее высказанная от её имени по делу позиция являлась не её позицией, а пояснениями её представителя, которым было допущено неправильное толкование слов самой ответчицы, а также с его стороны имело место незнание сути сделки, суд также находит несостоятельной, поскольку и первоначально представленный отзыв на иск, и возражения, представленные в настоящее время, составлены и поданы от имени самой ответчицы, а не от её представителя. Таким образом, процессуальное поведение ответчика в ходе рассмотрения дела суд оценивает как злоупотребление своими процессуальными правами (статья ).Доказательств того, что денежные средства в сумме 315000 рублей были переданы ей истцом в качестве подарка либо вознаграждения, ответчиком суду не представлено, более того, данный довод ответчика опровергается текстом расписки от 09.10.2017г., данной ею истцу, согласно которому спорная денежная сумма была передана истцом ответчику в рамках договора купли-продажи от 09.10.2017г.

в качестве платы за неотделимые улучшения квартиры, то есть за сам объект недвижимости. В этой связи довод Марковой С.Н. об ином назначении переданной ей истцом указанной денежной суммы суд считает надуманным, противоречащим здравому смыслу и обычаям делового оборота, и опровергнутым представленными по делу доказательствами.

Поскольку при рассмотрении дела, в рамках которого сделка купли-продажи сторон была признана недействительной, вопрос о судьбе спорной денежной суммы в размере 315000 рублей, разрешён не был, истец правомерно обратилась с рассматриваемым иском в суд. При этом, вопреки доводам, приведённым стороной ответчика, обращение истца с данным самостоятельным иском не противоречит требованиям действующего законодательства, поскольку в силу статьи законом предусмотрены разные способы защиты нарушенных прав, при этом, по смыслу данной статьи, выбор конкретного способа защиты своего нарушенного права принадлежит потерпевшему, то есть истцу.

В данном случае обращение истца с самостоятельным иском о взыскании в её пользу с ответчика денежной суммы в размере 315000 рублей в качестве неосновательного обогащения не нарушает каких-либо прав и законных интересов ответчика.

Довод ответчика о том, что при рассмотрении дела судом Пронятова Л.Н.

не заявляла о том, что при совершении оспаривавшейся сделки между нею и Марковой С.Н. она передала последней и спорную денежную сумму наряду с переданными 435000 рублей, в связи с чем, по мнению ответчика, истец не может заявлять об этом в настоящее время и требовать возврата денежных средств, суд также находит несостоятельным и расценивает как злоупотреблением процессуальными правами со стороны ответчика, поскольку она также являлась участником судебного разбирательства по делу по иску о признании сделки купли-продажи квартиры, заключённой между нею и Пронятовой Л.Н., недействительной, однако также не заявляла о получении от истца ещё одной денежной суммы по договору купли-продажи квартиры от 09.10.2017г. В этой связи ссылку ответчика в настоящее время на то, что при рассмотрении указанного гражданского дела о передаче спорной денежной суммы не заявляла Пронятова Л.Н., суд находит несостоятельной.Доводы ответчика о том, что полученная ею от истца денежная сумма в размере 315000 рублей не подлежит возврату ею истцу в качестве неосновательного обогащения по основанию, предусмотренному пунктом 4 статьи , суд также находит несостоятельными, исходя из следующего.В силу указанной нормы, действительно, не подлежат возврату в качестве неосновательного обогащения денежные суммы и иное имущество, предоставленные во исполнение несуществующего обязательства, если приобретатель докажет, что лицо, требующее возврата имущества, знало об отсутствии обязательства либо предоставило имущество в целях благотворительности.Вместе с тем, в рассматриваемом случае оснований для применения положений пункта 4 статьи не имеется, поскольку из обстоятельств дела, буквального анализа содержания текста расписки продавца от 09.10.2017г.

следует, что денежные средства в размере 315000 рублей фактически передавались Пронятовой Л.Н. Марковой С.Н. в рамках договора купли-продажи от 09.10.2017г., при этом истец исходила из того, что данные денежные средства передаются ею продавцу за приобретаемый объект недвижимости. Судом установлено, что в целях благотворительности указанные денежные средства истцом ответчику не передавались, соответствующие доводы ответчика признаны судом несостоятельными.

Кроме того, при заключении сделки купли-продажи от 09.10.2017г. истец не могла знать о том, что Маркова С.Н. не являлась собственником квартиры и, соответственно, не могла распоряжаться ею, данное обстоятельство стало известно ей только после принятия определения от 28.05.2018г.

судебной коллегией по гражданским делам Ивановского областного суда.

При таких обстоятельствах довод ответчика о том, что уплаченные ей истицей денежные средства в размере 315000 рублей возврату не подлежат по основанию, предусмотренному пунктом 4 статьи , суд находит несостоятельным.

С учётом изложенного, суд считает, что денежные средства в размере 315000 рублей, переданные по расписке от 09.10.2017г.

истцом ответчику, являются неосновательным обогащением последней, в связи с чем подлежат возврату истцу.Поскольку в добровольном порядке данные денежные средства ответчик истцу не возвратила, суд находит требования истца о взыскании в её пользу с ответчика денежных средств в размере 315000 рублей законными, обоснованными и подлежащими удовлетворению, а доводы ответчика и третьего лица об обратном несостоятельными и подлежащими отклонению.Кроме того, в связи с обоснованностью заявленного иска в соответствии со статьями , с ответчика в пользу истца подлежат взысканию заявленные к возмещению судебные расходы по оплате государственной пошлины в сумме 6350 рублей и расходы на оплату услуг представителя в размере 20000 рублей, понесённые истцом в связи с необходимостью осуществления судебной защиты своих прав.Факт несения истцом вышеперечисленных судебных расходов подтверждён документально чеком-ордером от 19.11.2018г.

об уплате государственной пошлины, квитанцией от 19.11.2018г. об оплате расходов на представителя.Размер расходов на оплату услуг представителя ответчиком не оспорен, доказательств их чрезмерности ответчиком суду не представлено.Суд не находит оснований для уменьшения по собственной инициативе размера расходов на оплату услуг представителя, подлежащих возмещению ответчиком истцу, поскольку с учётом сложности дела, характера и объёма юридической помощи, оказанной истцу её представителем, наличия у представителя истца статуса адвоката, продолжительности рассмотрения дела, ценности подлежащего защите права, вышеуказанные расходы истца являются разумными, не превышают средние расценки на оплату услуг адвокатов, утверждённые Адвокатской палатой , и снижению не подлежат.Таким образом, требования истца подлежат удовлетворению в полном объёме.На основании изложенного, руководствуясь статьями , , -, судРЕШИЛ :Исковые требования Пронятовой Ларисы Николаевны к Марковой Светлане Николаевне удовлетворить.Взыскать с Марковой Светланы Николаевны в пользу Пронятовой Ларисы Николаевны денежные средства в размере 315000 рублей, расходы по оплате государственной пошлины в сумме 6350 рублей, расходы по оплате услуг представителя в размере 20000 рублей 00 копеек, а всего взыскать 341350 (триста сорок одна тысяча триста пятьдесят) рублей 00 копеек.Решение может быть обжаловано в апелляционном порядке в Ивановский областной суд через Ленинский районный суд в течение месяца со дня его изготовления в окончательной форме.Председательствующий Ю.А.КрючковаРешение в окончательной форме изготовлено 06.05.2019г.Ленинский районный суд г.

Иваново (Ивановская область) Груздев Сергей Валерьевич Коротков С.В.

Маркова С.Н. Пронятова Л.Н. Чудов А.С. Крючкова Юлия Александровна (судья) Судебная практика по применению нормы ст. 10 ГК РФСудебная практика по применению нормы ст. 167 ГК РФСудебная практика по применению нормы ст. 1102 ГК РФСудебная практика по применению нормы ст. 454 ГК РФСудебная практика по применению нормы ст.

454 ГК РФСудебная практика по применению нормы ст. 167 ГК РФ

Налог на неотделимые улучшения при продаже квартиры

Подборка наиболее важных документов по запросу (нормативно–правовые акты, формы, статьи, консультации экспертов и многое другое).

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:Иногда налогоплательщики придумывают более изощренные способы уклонения от уплаты налогов.

Показательным примером этого является дело, рассмотренное Санкт-Петербургским городским судом . Из материалов этого дела следует, что между налогоплательщиками (в количестве четырех человек, имевших в собственности по 1/4 доли от квартиры) и покупателем был заключен договор купли-продажи квартиры стоимостью 1 000 000 рублей.

Однако в ходе налоговой проверки налоговым органом было установлено, что, помимо расписки об уплате этой суммы, сторонами была оформлена расписка о передаче продавцам 4 100 000 рублей в счет оплаты неотделимых улучшений квартиры.

Суды, анализируя содержание этих расписок и принимая во внимание показания свидетелей, пришли к выводу о том, что налогоплательщиками произведено отчуждение жилого помещения как единого объекта прав.

При этом суды отметили, что неотделимые улучшения в силу своей прочной взаимосвязи с квартирой при отчуждении жилого помещения поглощаются таким объектом договора как сам объект недвижимого имущества, отчуждаемый со всеми теми характеристиками, в том числе неотделимыми улучшениями, которые существуют на момент заключения договора.

Примечательно, что на этом выдумки налогоплательщиков не закончились. Они представили в суд соглашение, из которого следует, что доход от продажи квартиры распределяется не в равных долях (по 1/4), все продавцы получают по 250 000 рублей, при этом один из продавцов также получает 4 100 000 рублей, т.е.

стоимость неотделимых улучшений. Однако данное соглашение не изменило вывод суда о том, что полученная от покупателя сумма дохода от продажи квартиры в размере 5 100 000 рублей должна распределяться пропорционально между каждым из участников долевой собственности в соответствующей части.

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:При этом встречаются ситуации, когда часть суммы указана в расписке в качестве оплаты неотделимых улучшений квартиры, а в договоре не сказано, что квартира продается без отделки. В этом случае также вся сумма дохода облагается налогом, считает ФНС. Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:

Решение № 2-7275/2015 2-7275/2015~М-5309/2015 М-5309/2015 от 2 июня 2015 г.

по делу № 2-7275/2015

— Гражданское Суть спора: Прочие исковые дела Подлинник данного документа подшит в гражданском деле №2-7275/2015, хранящемся в Набережночелнинском городском суде РТ.дело № 2-7275/2015Р Е Ш Е Н И Еименем Российской Федерации02 июня 2015 года г. Набережные Челны РТ Набережночелнинский городской суд Республики Татарстан в составе председательствующего судьи Г.Р.

Гафаровой, при секретаре Л.И. Низамовой,с участием представителя истца .,представителей ответчика .,рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску .

Салиховой к . Аитову о признании дополнительного соглашения к договору купли-продажи квартиры незаключенным и взыскании денежных средств,У С Т А Н О В И Л:Р.Н. Салихова обратилась в суд с иском к Ф.Х. Аитову о признании дополнительного соглашения к договору купли-продажи квартиры незаключенным, взыскании денежных средств в размере .

рублей и расходов по оплате государственной пошлины в размере 28 872 рубля, указывая, что .

между Р.Н. Салиховой и Ф.Х. Аитовым был заключен договор купли-продажи квартиры (объект незавершенного строительства), общей площадью . кв.м., кадастровый № . расположенной по адресу: ., стоимостью . рублей. Оплата истцом произведена в полном объеме до подписания договора, после чего был подписан акт приема передачи квартиры.

Далее, между сторонами было подписано дополнительное соглашение к договору купли-продажи, по условиям которого ответчик передает квартиру с неотделимыми улучшениями и оценивает их в . рублей. Истец, введенная в заблуждение о наличии неотделимых улучшений, оплатила ответчику вышеуказанную сумму. Однако в договоре не обозначен предмет, а именно, что конкретно подразумевается под неотделимыми улучшениями.

Однако в договоре не обозначен предмет, а именно, что конкретно подразумевается под неотделимыми улучшениями. При осмотре квартиры выяснилось, что какие-либо неотделимые улучшения отсутствуют. Исходя из изложенного полагает, что дополнительное соглашение к договору купли-продажи сторонами не заключено, поскольку не достигнуто соглашение по существенному условию, предмету.

Представитель истца в судебном заседании поддержал заявленные требования в полном объеме. Представители ответчика в судебном заседании иск не признали, указав, что сами неотделимые улучшения были переданы вместе с квартирой, главная цель дополнительного соглашения – изменение условия о цене, так как первоначальное условие договора о цене квартиры .

рублей было в два раза ниже рыночной. По своей правовой природе дополнительное соглашение является соглашением сторон об изменении условия о цене и приведении в соответствии с рыночной ценой на аналогичные объекты, которая составляет более 9 миллионов рублей. К дополнительному соглашению по договору не применимы нормы Гражданского кодекса РФ о договоре.

Если основной договор содержит надлежащим образом определенные существенные условия, повторное их описание в дополнительном соглашении не требуется. Неотделимые улучшения не могут существовать отдельно от объекта недвижимости, их передача отдельно от объекта недвижимости невозможна.

Приняв объект недвижимости, истица приняла его неотделимые улучшения, дополнительного принятия неотделимых улучшений не требуется.

До подписания дополнительного соглашения истец произвела осмотр квартиры, знала о состоянии квартиры.

На время приемки квартиры у истца должно было состояться мнение о неотделимых улучшениях.

Сделка по купле-продаже квартиры оформлена путем подписания двух документов в виде договора купли-продажи и дополнительного соглашения по просьбе супруга истицы. Просят отказать в удовлетворении исковых требований.Выслушав в судебном заседании представителей сторон, и изучив материалы дела, суд приходит к следующему.

Пунктом 2 статьи Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено, что граждане (физические лица) и юридические лица приобретают и осуществляют свои гражданские права своей волей и в своем интересе. Они свободны в установлении своих прав и обязанностей на основе договора и в определении любых не противоречащих законодательству условий договора.В соответствии с подпунктами 1 и 4 статьи , пункта 1 статьи Гражданского кодекса Российской Федерации граждане и юридические лица свободны в заключении договора. Условия договора определяются по усмотрению сторон, кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законом или иными правовыми актами.

Договор должен соответствовать обязательным для сторон правилам, установленным законом и иными правовыми актами (императивным нормам), действующим в момент его заключения.Согласно статье Гражданского кодекса Российской Федерации договор считается заключенным, если между сторонами, в требуемой в подлежащих случаях форме, достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора.

Существенными являются условия о предмете договора, условия, которые названы в законе или иных правовых актах как существенные или необходимые для договоров данного вида, а также все те условия, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение.В силу статьи Гражданского кодекса Российской Федерации по договору купли-продажи одна сторона (продавец) обязуется передать вещь (товар) в собственность другой стороне (покупателю), а покупатель обязуется принять этот товар и уплатить за него определенную денежную сумму (цену).Согласно статье Гражданского кодекса Российской Федерации изменение и расторжение договора возможны по соглашению сторон, если иное не предусмотрено настоящим Кодексом, другими законами или договором.

По требованию одной из сторон договор может быть изменен или расторгнут по решению суда только: 1) при существенном нарушении договора другой стороной; 2) в иных случаях, предусмотренных настоящим Кодексом, другими законами или договором.Существенным признается нарушение договора одной из сторон, которое влечет для другой стороны такой ущерб, что она в значительной степени лишается того, на что была вправе рассчитывать при заключении договора.Статьей Гражданского кодекса Российской Федерации определено, что к объектам гражданских прав относятся вещи, включая наличные деньги и документарные ценные бумаги, иное имущество, в том числе безналичные денежные средства, бездокументарные ценные бумаги, имущественные права; результаты работ и оказание услуг; охраняемые результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации (интеллектуальная собственность); нематериальные блага.Из материалов дела усматривается, что . между Ф.Х. Аитовым и Р.Н. Салиховой заключен договор купли-продажи квартиры (объект незавершенного строительства), в соответствии с которым Ф.Х. Аитов передал в собственность Р.Н.

Салиховой, а Р.Н. Салихова приняла и оплатила квартиру (объект незавершенного строительства), назначение: нежилое, общая площадь . этаж 3, кадастровый ., находящуюся по адресу: ., стоимостью . рублей (л.д.6). Из показаний сторон в судебном заседании установлено, что в настоящее время объекту недвижимости присвоен почтовый адрес: РТ, .В тот же день, .

между Ф.Х. Аитовым и Р.Н. Салиховой подписано дополнительное соглашение к договору купли-продажи квартиры от ., по которому Р.Н.

Салихова обязалась оплатить неотделимые улучшения в квартире, расположенной по адресу: . (л.д.9). Улучшения оцениваются в .

рублей. Пунктом 4.1.2 дополнительного соглашения предусмотрено, что в день подписания дополнительного соглашения продавец обязуется передать покупателю квартиру с неотделимыми улучшениями. Актом приема-передачи квартиры (объект незавершенного строительства) от . Р.Н. Салихова во исполнение договора купли-продажи квартиры приняла в собственность квартиру в надлежащем состоянии, отвечающим санитарным и техническим нормам, требованиям позволяющем эксплуатацию согласно назначению.

Р.Н. Салихова претензий по состоянию квартиры не имеет (л.д.8).

., действующий от имени Ф.Х. Аитова, написал две расписки: о получении от Р.Н. Салиховой денежных средств в сумме . рублей в качестве оплаты за квартиру, расположенную по вышеуказанному адресу, в соответствии с договором купли-продажи квартиры от ., о получении от Р.Н.

Салиховой денежных средств в сумме . рублей за неотделимые улучшения квартиры в соответствии с дополнительным соглашением к договору купли-продажи от .

(л.д.7,10). Оплата по договору и дополнительному соглашению произведена в полном объеме, на общую сумму . рублей. . Р.Н. Салиховой выдано свидетельство о государственной регистрации права, в соответствии с которым она является собственником квартиры (объект незавершенного строительства), назначение: нежилое, общей площадью . кв.м., расположенной по адресу: .

(л.д.11). В поддержание позиции по иску представитель истца ссылается на то, что . между сторонами были совершены две самостоятельные сделки, с различной правовой природой и правовым регулированием. Первая сделка была оформлена как договор купли-продажи объекта незавершенного строительства по адресу ., зарегистрированный в установленном законом порядке за № ., правовой природой данной сделки является передача индивидуально-определенного объекта недвижимости.

Правовая природа второй сделки, оформленной в виде дополнительного соглашения к договору купли-продажи, определяется как передача ответчиком в собственность истца движимого имущества, именуемого как улучшения.

По мнению представителя истца, к правоотношениям, возникшим из второй сделки, подлежат применению положения параграфа 1 главы 30 Гражданского кодекса Российской Федерации, поскольку истец оплатил ответчику . рублей за некое движимое имущество, отделение которого невозможно без вреда для недвижимого имущества.

Отсутствие наименования и количества вещей, составляющих улучшения, влечет признание дополнительного соглашения не заключенным. Кроме того, отсутствие доказательств государственной регистрации указанного дополнительного соглашения при наличии соответствующей регистрации основного договора по смыслам положений статьи Гражданского кодекса Российской Федерации является основанием полагать, что оно не имеет правовую природу дополнительного соглашения к договору купли-продажи квартиры.

Полагает, что неотделимые улучшения могут существовать как объекты гражданских прав, отношения по передаче которых аналогичны купле-продаже товара.По смыслу правовых норм и сложившихся в гражданском обороте обычаев дополнительное соглашение — это документ, заключаемый в развитие (дополнение, изменение либо расторжение) отношений, вытекающих из основного договора, соответственно, он не может иметь предмет, отличный от основного договора.

В противном случае имело бы место быть заключение иного договора, с присущими ему существенными условиями, в том числе и с иным предметом.

Из буквального толкования значения условий данных документов усматривается, что оспариваемый документ составлен именно как дополнительное соглашение к договору купли-продажи недвижимости от . Договор купли-продажи недвижимости заключен в предусмотренной законом форме, содержит все существенные условия, присущие данному виду договоров. Дополнительное соглашение также содержит все необходимые сведения, которые позволяют отнести его к основному договору.

Ссылка представителя истца на отсутствие государственной регистрации дополнительного соглашения к договору купли-продажи, не подтверждает наличие самостоятельного предмета, а лишь свидетельствует о несоблюдении требований статьи Гражданского кодекса Российской Федерации.Суд считает ошибочной позицию истца о наличии двух сделок с разными предметами.

Из исследованных материалов дела однозначно усматривается совершение сторонами одной сделки – по купле-продаже вышеуказанной квартиры (объекта незавершенного строительства).

По своему смыслу понятие «неотделимые улучшения в квартиру» означает невозможность их отделения без вреда для недвижимого имущества и, соответственно, невозможность их передачи как отдельного объекта гражданских прав.

В данном случае неотделимые улучшения в квартиру входят в состав объекта, переданного по договору купли-продажи от ., их нельзя рассматривать как некое движимое имущество.

Указанное следует и из буквального значения слов и выражений дополнительного соглашения к договору купли-продажи от .

Согласно пункту 4.1.2 продавец обязался передать квартиру с неотделимыми улучшениями в день подписания дополнительного соглашения. В данном документе указано, что стороны оценивают улучшения в размере . рублей. Таким образом, из текста документов, согласованных сторонами, усматривается наличие улучшений на момент подписания договора, дополнительного соглашения к нему и акта приема-передачи квартиры, в котором истица указала на отсутствие претензий по квартире.Пунктом 4.2.2 дополнительного соглашения определена обязанность покупателя принять от продавца приобретаемую квартиру во владение после фактического получения с подписанием акта приема- передачи.

Таким образом, вопреки доводам представителя истца, из содержания данного документа не усматривается необходимость составления отдельного акта приема-передачи неотделимых улучшений. Кроме того, представитель истца в судебном заседании пояснил, что под «неотделимыми улучшениями» подразумевалось производство ремонта в квартире. Между тем, пунктом 7 договора купли-продажи от .

установлено, что покупатель за свой счет осуществляет ремонт и эксплуатацию квартиры (объекта незавершенного строительства). Сведений об изменении данного пункта договора материалы дела не содержат.До подписания документов, передачи денежных средств покупателем был произведен осмотр объекта купли-продажи.

Суд считает, что при должной осмотрительности истец не могла не заметить отсутствие неотделимых улучшений, оцененных в размере .

рублей. В связи с чем, доводы стороны истца о введении Р.Н. Салиховой в момент осмотра в заблуждение, отклоняются как неубедительные и несостоятельные.Обязанность истца по оплате неотделимых улучшений в квартиру, являющейся предметом договора купли-продажи, трактуемая стороной истца как определение предмета самостоятельной сделки по передаче движимого имущества – неотделимых улучшений, суд расценивает как форму изменения цены договора купли-продажи объекта недвижимости от .Согласно отчету № ., подготовленному ООО .» по заказу Ф.Х.Аитова, рыночная стоимость трехкомнатной квартиры, общей площадью . кв. метров, расположенной по адресу: РТ, ., составляет .

рублей (л.д.44-79).Оснований не доверять данному отчету у суда не имеется, поскольку отчет подготовлен оценщиком, имеющим соответствующее образование, опыт работы в сфере оценочной деятельности. Отчет содержит подробный анализ рынка недвижимости, факторов и характеристик, относящихся к объекту оценки, сведения о районе как о районе с высоким уровнем спроса на жилую недвижимость, с хорошей транспортной доступностью. При подготовке отчета использовались доходный, сравнительный и затратные методы с учетом корректировки на условия предложения, месторасположение, этажность, конструктивные материалы, площадь, физическое состояние (отделка).

Согласно приведенным в отчете сведениям стоимость 1 кв.

метра квартиры с черновой отделкой в доме, в котором располагается квартира истца, составляет от 76 033 рублей до 85 000 рублей.Таким образом, цена квартиры, указанная в договоре купли-продажи, не соответствует действительной рыночной стоимости жилья.

Фактически дополнительное соглашение к договору купли-продажи явилось документом по согласованию цены сделки и приведению её в соответствие с рыночной стоимостью вышеназванной квартиры.

Оспариваемый документ не является самостоятельным договором с иным самостоятельным предметом. Напротив, он полностью соотнесен с договором купли-продажи, который на отсутствие согласования предмета стороной истца не оспаривается.Согласно нормам материального и процессуального права действия сторон следки предполагаются добросовестными, если не установлено и не доказано иное.

Вопрос о незаключенности договора ввиду неопределенности его предмета подлежит обсуждению до его исполнения, поскольку неопределенность этого условия может повлечь невозможность исполнения договора. По общему правилу исполнение стороной обязательств по договору, выраженное в той или иной форме, подтверждает тот факт, что у стороны не возникает сомнений относительно наличия самого договора, а значит, и наличия предмета исполняемого обязательства.

В настоящем споре последующее поведение истца, который, исполнив свои обязательства по возмездной сделке, обозначенные в договоре купли-продажи и дополнительном соглашении, в период с . до подачи иска в суд какие-либо требования к ответчику не предъявлял, также свидетельствует о согласовании сторонами всех условий по договору и дополнительному соглашению к нему.При изложенных обстоятельствах, с учетом анализа оспариваемых документов, исходя из их текста, из последующего поведения сторон договора, суд приходит к выводу об отсутствии оснований для удовлетворения иска. Истец, приняв от ответной стороны полное исполнение по договору и дополнительному соглашению, подтвердив их действие путем подписания акта приема передачи квартиры, в течение длительного времени, не имея претензий по квартире, не вправе требовать признать это дополнительное соглашение к договору купли-продажи незаключенным ввиду отсутствия предмета.

Более того, с учетом конкретных обстоятельств по делу данное обстоятельство противоречит принципу добросовестности сторон.Руководствуясь статьями — Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судРЕШИЛ:в удовлетворении иска . Салиховой к . Аитову о признании дополнительного соглашения к договору купли-продажи квартиры незаключенным и взыскании денежных средств отказать.Решение может быть обжаловано в апелляционном порядке в Верховный Суд Республики Татарстан в течение 1 (одного) месяца со дня принятия в окончательной форме через Набережночелнинский городской суд Республики Татарстан.Судья подпись Г.Р.

ГафароваКопия верна.Судья Г.Р. ГафароваСекретарь судаРешение в законную силу не вступило. Судья Г.Р. ГафароваНабережночелнинский городской суд (Республика Татарстан ) Гафарова Г.Р.

(судья) Судебная практика по применению нормы ст.

Обсуждения
Громкая музыка днем у соседей что делать

Оглавление:Что делать, если соседи шумят днемЧто делать, если...

Комментариев  0
Як відновити сторінку вконтакті

Оглавление:Восстановление страницы ВКонтакте после взлома,...

Комментариев  0
Куда подавать на алименты если прописана в пензенской области

Оглавление:Алименты как взыскать в селе Бессоновка в 2021 годуКак...

Комментариев  0

Консультация юриста

Информация

top